Символика тела (проблемная анатомия). СЛОВАРЬ от Соловьевой И.А.

кот Да Винчи

Тело имеет символику: универсальную для всего человечества. Каждая часть тела связана с той или иной психологической темой. Это называется «Проблемной анатомией».

СЛОВАРЬ от Соловьевой И.А.

Бедра: связаны с сексуальностью и эротикой, особенно у женщин. Напоминаем, что эротика отличается от сексуальности размытостью и диффузностью, онтогенетически это более раннее образование, тогда как сексуальность формируется позже, она более центрирована и направлена.

В бедрах хранится наша сила, устойчивость. Нарушение контакта со своей силой, нехватка устойчивости могут на телесном уровне перейти в своеобразную компенсацию: бедра начинают разрастаться, образую «грушевидную» фигуру. При этом мышцы находятся в гипотонусе, а объем увеличивается за счет разрастания жировой ткани. Психологически такой человек становится «танком», он часто давит на окружающих, сам того не замечая, и может вести себя агрессивно. Но за этим стоят неуверенность в себе и страхи. Такого клиента мы приводит в контакт с его истинной силой – тогда  в отношениях с окружающими он становится более спокойным и уравновешенным.

Эта зона маркирована и у так называемой «мазохистической» структуры характера. В разных школах ТОП точные сроки ее формирования разнятся, но если брать общую картину, то все они соотносятся с анальной стадией от 1 до 3 лет. Родитель в этой семье был излишне авторитарным, контролирующим; ребенок не смог отстоять свою независимость, сдался, и вектор его агрессии с затабуированного объекта направился на него самого. Мазохистический психотип не подразумевает любовь к страданиям: за ним стоит «выученная беспомощность», неверие в то, что от страдания можно уйти и ситуацию как-то изменить. Некогда ребенок не был властен над обстоятельствами, родители его не услышали, и уже во взрослости он до сих пор не верит в свою силу и возможность изменить то, что его не устраивает. Он долго терпит, а потом взрывается – от излишней терпеливости переходит сразу же к ярости. Телесно фигура «мазохиста»  напоминает треугольник: широкий низ и слабый верх. Полные бедра – в них словно бы поселились проглоченные обиды. Наша задача – научить мазохиста ощущать свою силу, свой гнев и вовремя выражать его адекватно ситуации.

Также бедра связаны с ощущением своих границы, т.к. приводящие и отводящие мышцы бедра позволяют нам отталкивать «плохой» объект либо сжиматься, ужимать свои границы. Это также тема, связанная все с тем же возрастным периодом, что и мазохистическая структура характера – период автономии, сепарации.

 

Волосы: связаны с глубинными бессознательными проявлениями, в том числе – с теневыми. Это соотносится с пралогическим мышлением, поэтому у самых разных народов волосы наделяются «волшебной» силой: они фигурируют в сказках, легендах, повериях, колдовских ритуалах… И везде волосы связаны в первую очередь с силой: волосы Самсона, коса Рапунцели, славянский ритуал отстригания косы у новобрачной, средневековый обычай брить «ведьм» в тюрьме…  С чем это связано?

Некогда у наших предков волосы на физиологическом уровне выполняли роль терморегуляции, теперь же они, в сущности, нам не нужны – они стали атавизмом. Точно также и на психологическом уровне волосы связываются с нашей древней, животной частью… а потому – пугают нашу разумную рациональную часть! Для нашей «рациональной» части наша «животная» часть представляет угрозу, а потому – отчуждается, вытесняется, проецируется на других, осуждается и т.д. Возможно, именно поэтому волосяной покров на теле воспринимается нами как «некрасивый», и все большее распространение получает не только женская, но и мужская эпиляция.

Выпадение волос, раннее облысение на психологическом уровне (если исключены физиологические факторы) связывается с пережитым стрессом, со страхами. Что-то вроде «отбрасывания хвоста» ящерицей… За этим чаще всего стоит серьезная психологическая травма.

 

Глаза: неслучайно называют «зеркалом души». С ними связана глубинная психологическая символика – способность к психологической интимности, а значит – к аутентичному самораскрытию и к безоценочному принятию другого человека.

Взгляд новорожденного расфокусирован, способность к фокусировке появляется позже, и тогда младенец в первую очередь начинает узнавать лицо матери, ловить ее взгляд. В ТОП есть специальный термин – «фейсинг»: все то, что происходит между лицом матери и лицом младенца, когда они взаимодействуют. А значит, это не просто физиологический уровень, узнавание объекта («Вон то с рыжими волосами – мама»); это обмен эмоциями, чувствование друг друга и, конечно, в первую очередь – любовь… То, какой мать была в контакте, как именно она осуществляла фейсинг, закладывает основу для установления психологической близости в дальнейшем. Через глаза мы выражаем себя, свои глубинные чувства, а также – принимаем другого человека на таком же глубинном уровне.

Нарушение фейсинга в младенчестве закладывает проблемы с психологической интимностью в дальнейшем: трудно устанавливаются близкие отношения. Чаще всего в таких случаях человек либо уходит в изоляцию и минимизирует свои контакты с миром – сокращает до необходимости, например, до профессионального общения. Либо опосредует свои контакты – в нашем время для этого замечательно подходит интернет-общение. Описанные способы обычно выбирает шизоидная структура характера. Но также возможна постоянная смена поверхностных связей – череда коротких романов и т.д., что чаще характерно для истерических личностей.

То, какой способ защит выбран, какая структура характера формируется, зависит от ряда факторов, в том числе – от того, как именно нарушался фейсинг. Например, если мать уделяла ребенку много времени, но при этом смотрела на него холодным отвергающим взглядом, это может привести к шизоидным защитам: во взрослости у такого человека может быть отстраненный рассеянный взгляд, он словно «не здесь» (механизм диссоцации). Если же мать искренне любила ребенка, он видел это в ее глазах, но она постоянно прерывала контакт (например, многодетная мама отвлекалась на старших детей), то это создаст особый тип оральной структуры, называемый в бодинамике «эмоциональной структурой существования»: во взрослости такой человек будет смотреть вам прямо в глаза, жадно ловить ваш взгляд и не отпускать его…

Конечно, глаза связаны и с визуальным каналом восприятия – на этом мы не будет долго останавливаться, т.к. это очевидно.

И, как следствие, глаза связаны с нашей познавательной активностью, с любопытством, с исследовательской деятельность…

Сфокусированный взгляд говорит о движении «к объекту», сформировавшемся в младенчестве, расфокусированный – соответственно, «от объекта». За сфокусированным взглядом стоит склонность к контролирующему поведению. В стрессовых ситуациях предпочитаемой реакцией будет нападение. Сфокусированный взгляд наиболее характерен для психопатической структуры, главными темами которой являются власть и контроль.

Расфокусированный взгляд свидетельствует о предпочитаемой реакции «бегства», о нарушении контакта с реальностью, склонности уходить в фантазии и иллюзии. Такие люди бывают очень творческими, но практическая сторона жизни вызывает у них затруднения. Часто расфокусированный взгляд сочетается с гиповентиляцией (поверхностным дыханием). Как уже говорилось, такой взгляд характерен для шизоидной структуры характера.

И, конечно, глаза связаны с принципом реальности: «Я не хочу это видеть!», отрицание реальности. Либо, в случае здорового тестирования реальности, готовность принимать жизнь такой, какая она есть, во всех ее аспектах.

Важный аспект, который хотелось бы подчеркнуть еще раз: глаза отвечают не только за сбор информации, но и за выражение. Это канал, функционирующий в обе стороны. Сильные запреты на выражение чувств мешают предъявлению через глаза как «негативных» чувств (гнева, печали…), так и «позитивных» (нежности, любви…). Что же тогда происходит? Глаза словно «обездвиживаются», возникает сильный блок, глазные мышцы находятся в постоянном напряжении, удерживая слезы, гнев и т.д. Согласно М.Фельденкрайзу, именно нехватка движения приводит к самым разным заболеваниям глаз и в первую очередь, конечно, к близорукости. И именно возвращение природосообразных движений может вернуть здоровое зрение. Именно через движение М.Фельденкрайз работал с глазным блоком.

 

Голени: движение по жизненному пути как метафора: «Туда ли я иду?», «Как именно я иду по жизни?»

Психосоматические проблемы в этой области (проблемы с сосудами, мышечные спазмы и т.д.) могут быть предупреждением, исходящим от Бессознательного: человек живет не согласно себе. В этом случае речь идет о следовании некому жизненному сценарию. «Жизненный сценарий» всегда подразумевает шаблон, навязанный извне, ограничение, отводящее нас от нашего истинного Я. Наши базовые сценарии закладываются к 6-летнему возрасту, обычно они не осознаваемы и имеют над нами большую власть. В снах это часто проявляется через символ транспортного средства с заданной траекторией движения: трамвай, троллейбус, метро, поезд… В биосинтезе предполагается, что именно наши ноги знают, «куда нам идти», поэтому в ситуации важных жизненных решений можно просто довериться своим ногам – хочется в том направлении идти или нет…

В норме мышцы имеют нейтральную реакцию, и их напряжение либо расслабление соответствуют объективной необходимости, требованиям реальности. Гипертонус икроножных мышц говорит о внутреннем напряжении, желании контролировать свою жизнь, трудностях с отпусканием ситуации и спонтанностью. Таким людям свойственно контролирующее поведение, но это лишь защитный механизм – компенсация базового недоверия к миру. Это приводит к трудностям в обращении за помощью, это своего рода «стойкие оловянные солдатики», они отстаивают свою самостоятельность, готовы бороться по поводу и без, любят все держать в своих руках, занимают активную жизненную позицию. Внешне они могут казаться самодостаточными, самостоятельными и даже властными, но за этим скрываются страхи, проблемы с опорами и доверием.

Гипотонус может свидетельствовать о людях противоположного склада: они пассивны, зависимы, в отношениях часто «цепляются», ищут сильного партнера, за которым они будут просто следовать. Не любят принимать решения, легко сдаются, да и вообще – всеми силами избегают борьбы. Система отношений выстраивается симбиотическая, постоянный поиск опоры вовне, но не внутри – желание опереться на кого-то, но не на себя. Таким клиентов мы помогаем раскрыть их собственные ресурсы, почувствовать внутреннюю силу, повзрослеть. С клиентами обоих типов прямые показания к работе с опорами.

Небольшое добавление – в бодинамике внешняя часть голени считается также связанной с экстрасенсорным восприятием. Предполагается, что данная функция есть у каждого человека, она начинает развиваться в возрасте 3-6 лет, на той же стадии, что и воображение, и что многие детские «фантазии» о привидениях в шкафу и прочем – на самом деле не фантазии. Но так как социум экстрасенсорное восприятие как психическую функцию не поддерживает, а, напротив, табуирует, то происходит «сворачивание» — ее развитие тормозится, и подобный опыт вытесняется.

 

Голова: ментальная сфера с широком смысле этого слова. В биосинтезе выделяется понятие энергетического «ментального потока», который протекает по нервной системе (но не только), в т.ч. по головному мозгу. К этой сфере относятся: наши мысли и другие ментальные конструкты (установки, стереотипы, шаблоны, представления о «правильном» и «неправильном» и т.д.), а также воспоминания и образы. Поэтому здесь же – поток сознания (У.Джеймс), контроль и сверх-контроль.

Если обратиться к трехсоставной модели личности (мысли-чувства-оущения, или Разум-Душа-Тело), то голова, конечно, соотносится с Разумом.

Особенность западной культуры, куда в большей степени и относимся мы, в том, что ценность Разума преувеличивается, тогда как Чувства и  Тело обесцениваются. Это связана с особенностями исторического пути европейской культуры. Средневековое христианство (религия меняется вместе с развитием цивилизации, и речь идет о христианстве многовековой давности, а не о современном) отрицало Тело («Тело – сосуд греха»). Эпоха Просвещения на первое место поставило Разум, нивелировав Чувства: «Я мыслю – следовательно, я существую»). До сих пор мы придаем слишком большое значение ментальной сфере, тогда как сфера чувств и ощущений обесцениваются. Это ведет за собой ряд следствий, первоочередное из которых – расщепление личности, формирование диссоциативной структуры.

Многие базовые клиентские запросы связаны именно с этой проблемой: это запрос на восстановление целостности. В клиентских жалобах это может проявляться так: «Думаю одно, делаю другое», «Знаю, что неправильно так чувствовать, но так чувствую», «У меня то одна позиция по этому вопросу, то другая, и каждый раз я уверен и искренен», «Сам не знаю, что хочу на самом деле»…

В этом случае клиентская работа направлена на восстановление целостности, на интеграцию мыслей-чувств-ощущений или, иначе, Разума-Души-Тела. А значит – на восстановление связи между ними и равноправия.

На телесном уровне дезинтеграция ментальной сферы с остальными отображается как расщепление голова-туловище  — возникает шейный блок, с которым мы и работаем (см.Шея). Это один из способов восстановления целостности.

Такое расщепление – частая проблема в нашей культуре. Оно приводит к формированию системы ментальных защит, в том числе к рационализации, а также к слишком высокому контролю и сверх-контролю. Что касается рационализации, то нам важно уважать этот механизм, сформировавшийся у наших клиентов, и не пытаться обесценить ментальную сферу – нам нужно «подтянуть» к ней остальные сферы, то есть дать клиентам почувствовать ценность их эмоций и ощущений. Что касается проблемы контроля и сверх-контроля, то тоже важно уважать этот механизм, сформировавшийся у клиента, и не пытаться его «перебороть», как бы он не пытался затянуть своего терапевта в «оппозицию»: нужно помнить о том, что за контролем всегда стоят страхи. Поэтому работа с контролем и сверх-контролем требует создания безопасного пространства, в котором клиент научится расслабляться и снижать контроль.

Более подробно о «проблемной анатомии» отдельных частей головы — см.другие разделы.

 

Грудная клетка: если в триадичной концепции личности «Разум-Душа-Тело» Разум соотносится с головой, то в грудной клетке «обитает» Душа. И если голова соотносилась с ментальной сферой и ментальным потоком (биосинтез), то грудная клетка соотносится с эмоциональной сферой, с потоком чувств. Здесь находятся наши самые сильные, глубокие, ранние чувства.

Младенец рождается с 4 базовыми чувствами, их иногда называют «ГРСП» (гневом, печалью, страхом и радостью). Все дальнейшие чувства появляются в дальнейшей дифференциации этих базовых чувств. Например, появляются такие оттенки гнева как раздражение (легкий гнев), ярость (большая степень гнева), обида (подавленный гнев) и т.д. Исключение составляют лишь 2 чувства: вина и стыд — это так называемые «социальные чувства», ведь они представляют собой интериоризированные социальные установки, и формируются в возрасте 1,5 – 4 лет. И вот в грудной клетке находятся эти базовые чувства со всей своей силой, искренностью, даже – мощью. Когда младенец плачет, он плачет из груди, и в этот плач включает все тело…

Работа с грудным блоком обычно достаточно длительная и «многослойная»: подобно тому, как грудные мышцы образуют несколько слоев, так и на психологическом уровне одни сильные переживания скрывают за собой другие. В клиентской работе может подниматься очень ранний травматичный материал.

 

Диафрагма: традиционно, еще со времен В.Райха и классической вегетотерапии, диафрагмальные блок считается «социальным», то есть зажатая мышца удерживает переживания, связанные с социальными проблемами. По сути, диафрагма отражает извечное противоречие между социумом и личностью: социум, как и любая другая система, стремится к гомеостазу, а потому – унифицирует личность, что вызывает у последней протест. Вместе с тем личность все же вынуждена подстраиваться под социум, иначе будет им отвергнута или как-то иначе наказана. В идеале необходимо найти баланс между двумя крайностями: асоциальным поведением и слепым следованием за социумом. И диафрагмальный блок так или иначе присутствует у каждого человека, также как и тазовый – это наша плата за социализацию (см. З.Фрейд «Недовольство культурой»).

Диафрагмальный блок связан с такими чувствами как смущение, робость, неловкость, стыд, неуверенность в себе, застенчивость и т.д. Ведь все они порождены нашим взаимодействием с социумом: это способ регуляции личности на социальном уровне. То есть через эти чувства социум контролирует наши поведение: «Поступишь плохо – будет тебе стыдно» («плохо» или «хорошо» — социальные оценки, мы с ними не рождаемся, это абсолютно социальные конструкты).

Именно на этом уровне, согласно восточной философии, располагается чакра манипура. «Манипура», «манипулирование» — управление. Через манипуру, то есть этот телесный уровень, социум нами управляет. Не случайно телесная реакция на нечестную манипуляцию нами – тошнота. Бессознательно мы чувствуем нечестность, манипуляцию – и тело реагирует на это отторжением. Желудок относится к зоне манипуры. И в биосинтезе (школе Д.Боаделлы) одним из способов работы с диафрагмальным блоком является работа с чакрой манипурой (специальные медитации и т.д.).

Эта зона, желудок отвечают также за право что-то принимать или не принимать. На физическом уровне у нас существует рвотный рефлекс как реакция защиты на поступление извне вредного для нас вещества. Точно также и на психологическом уровне существует схожая защита – право отторгнуть нечто разрушительное для нас, например, негативный сценарий, навязанный нерадивым гадальщиком: «Сегодня у тебя произойдет горе» и т.д. Когда мы подверглись атаке на психологическом уровне и не сумели за себя постоять, тогда на физическом уровне мы можем начать ощущать тошноту – как если бы съели испорченный продукт.

Поэтому появление симптома тошноты во время психотерапевтической сессии мы воспринимаем как благо, так как это означает – на психологическом уровне клиент начинает избавляться от чего-то, вредоносного для себя, что он до сих пор носил в себе: застарелой обиды, детского страха, подросткового комплекса… Александр Лоуэн, подобно йогам, советует вызывать у себя  рвоту ежедневно – в профилактических целях, но с ним согласны не все специалисты.

Телесная работа с диафрагмой трудна, т.к. это специфическая мышца, она скрыта, и мы можем воздействовать на нее  лишь опосредованно. Поэтому мы работаем с ней преимущественно через использование дыхательных техник.

 

Живот: не случайно в русском языке это слово созвучно со словом «жизнь» — некогда они были синонимами, и эта синонимическая связь сохранилась в фольклоре, например, в присказке «Не жалея живота своего», то есть – жизни.

Эта зона маркирована – в ней отображена первичная базовая потребность в существовании. Ведь здесь была пуповина, связывавшая нас с мамой, бывшая залогом нашего выживания и развития. И одно из первых воспоминаний тела, не зарегистрированных в сознании, ведь его тогда еще не было – память об этой пуповине. Тело помнит пульсацию и поступление в него питательных веществ и энергии от мамы. Поэтому один из классических способов приведения клиента в регресс на пренатальную стадию – имитация пуповины (терапевт кладет руку на пупок клиента и воссоздает пульсацию в такт дыханию).

Напоминаем, что в пренатальном этапе начинает осваиваться первичная базовая потребность – право на существование. И область живота через пуповинная память связана с этой темой. Но также связь между животом и жизнью имеет и более простое, чисто биологическое объяснение: здесь находятся жизненно важные органы. И если мозг защищен черепной коробкой, а сердце – грудной клеткой, то органы брюшной полости оказываются крайне уязвимыми. Недаром в минуту опасности человек инстинктивно  хватается за живот, прикрывая его руками, либо сворачивается клубочком – то хоть как-то защищает живот.

В животе живет наш страх за жизнь, и это – страх не ситуативное чувство, а константное. Ситуативным может быть более поверхностный страх – например, смущение при новом знакомстве. Константные переживания биологически обусловлены и связаны с инстинктом выживания. Страх за свою жизнь, живущий в животе,  присутствует всегда, и именно он может придти на помощь в критической ситуации. Кроме того, он нас предостерегает от опасности потенциальной: например, все мы, так или иначе, но боимся высоты. У нас нет крыльев, поэтому страх высоты есть у любого человека – вопрос в том, насколько он выражен, осознан. Любители экстрима – прыжков с парашютом и т.д. 0 тоже боятся высоты, просто они получают удовольствие от своего страха… На приближение к краю пропасти у всех нас тело реагирует одинаково – сжимается живот. Он словно говорит: «Стоп!»

Мы как телесно-ориентированные психотерапевты учим клиентов обращать внимание на сигналы, исходящие от тела. Сигналы, исходящие от живота, особенно ценны: они могут предупредить об опасности задолго до того, как о ней догадалось сознание. Например, через живот тело может послать сигнал о приближающемся землетрясении – наше сознание утеряло способность его определять, но тело сохранило древнюю инстинктивную память.

Важна и такая тема, живущая в этой области, как право на подпитку в широком смысле этого слова: право на любовь, тепло, заботу… Ведь через пуповину к нам поступали питательные вещества от матери, и через тонкие биохимические и энергетические механизмы мы считывали ее отношение к нам. Отношение матери к ребенку, ее эмоциональный фон ощущаются им – в первую очередь, через пуповину. И далее — во многих народных традициях (в том числе в славянской) есть представление о том, что после физического рождения и перерезания пуповины мать и ребенок все равно остаются энерегтически связанными. Такой же взгляд сохранился и в ТОП, например, бодинамика говорит об энергетическом слиянии младенца и матери, сохраняющемся после его рождения. Поэтому в работе с орально-депревированными структурами мы часто используем прикосновения к животу – подпитку через эту область (рука терапевта лежит на животе клиента, он передает энергию).

Живот – очень чувствительная область. Здесь расположен кишечник. Кишечник развивается из эндодермального зародышевого листка и, по теории Д.Боаделлы, по нему протекает энергетический поток чувств. Психосоматические симптомы, связанные с нарушением функционирования кишечника, порождаются именно подавленными эмоциями. Например, за гастритом стоит раздражение, то есть подавленные гнев…

Также живот отвечает за такие полярности как «удержание в себе» — «вывод вовне». Физиологическая подоплека в комментарии не нуждается, а на психологическом уровне речь идет о праве на экспрессию либо подавление переживаний. Так, к примеру, мазохистическая структура, склонная к подавлению,  часто страдает запорами. А расстройство желудка у клиента после сессии, сопровождающееся очищением организма, говорит об «очищении» и на психологическом уровне.

 

Кисти: если руки символизируют контакт с миром в широком смысле, то кисти – это контакты с людьми. Вспомним символику правой и левой стороны тела и соотнесем с кистями рук.

Правая кисть связана с контактами  с мужчинами и  первую очередь, конечно, с отцом. У мужчин правая кисть связана с умением развивать дружеские отношения с мужчинами – либо, в случае нарушенных отношений, связана с конкуренцией. У женщин это партнерские, любовные отношения с мужчиной, возможность их развивать.

Соответственно, наоборот: левая кисть связана с контактом с женщинами. Начинается эта тема с контакта с мамой, далее у женщин она развивается как возможность устанавливать дружеские отношения с женщинами – либо проблема с конкуренцией с ними. У мужчин левая кисть – любовные отношения с партнершей, возможности их построения.

Но мы помним также, что есть внутренний мужчина и внутренняя женщина. Какие связи мы с ними устанавливаем, как мы с ними контактируем, тоже отображается в наших кистях. Мы можем их бояться, а можем симбиотически к ним стремиться, и т.д. Правая кисть – наши отношения с внутренним мужчиной, левая – с внутренней женщиной.

Физическую гибкость кистей многие специалисты связывают с психологической гибкостью в установлении контакта: с умением почувствовать собеседника, отнестись к нему с эмпатией и понимаем, с возможностью принять чужие взгляды, с терпимостью… Она проверяется очень просто – растяжкой: под каким углом можно отогнуть назад пальцы и насколько широко человек может развести большой палец и мизинец, как при взятии октавы на пианино…

 

Кожа: физический границы, базовые, основа всех последующих границ (психологических, энергетических, социальных). Контакт с миром в широком смысле: право простроить свои границы, базовое доверие либо недоверие к миру, возможность подпускать к себе кого-то, доверять.

На бессознательном уровне решение о доверии-недоверии к миру принимается в младенчестве, в первичном контакте с матерью: как она прикасалась к ребенку, каково было качество прикосновений, а также их количество. Возможно, мать много контактировала с ребенком, но обращалась с ним как с куклой, неодушевленным объектом (хорошее количество кинестетики, плохое качество), в этом случае может сформироваться недоверие к миру, избегание контакта с ним, в т.ч. физического  (нелюбовь к прикосновениям). (Механизм базового доверия – недоверия к миру замечательно раскрыт в теории объектных отношений Д.Винникотта).

Согласно биодинамической концепции, память кожи как органа начинает формироваться со 2-го триместра беременности. Если опыт пребывания в утробе у плода негативный (физически – например, гипертонус матки; либо психологически – нежеланный ребенок), это нарушает базовую взаимосвязь с миром, которая, согласно Л.Марчер, лежит в основе всей нашей психологической жизни (подобно тому, как в классическом психоанализе в основе лежат либидинозные проявления). Тогда может сформироваться движение ОТ мира – изоляция и избегание, что характерно для определенного психотипа; в бодинамике он называется «структурой существования», более распространенное название – «шизоидный тип».

Раскроем этот механизм: формирование физических границ нарушается. Плод получает сигнал о том, что мир – враждебен, но так как он находится в замкнутом пространстве матки и сбежать не может, то единственное, что ему остается – это сжиматься. Ток энергии нарушается, основным ее направлением становится движение от периферии к центру, в теле много сжатия. Поверхностные сосуды и капилляры также сжимаются, уже во взрослости такие люди обладают бледной холодной кожей, у них мерзнут конечности, есть склонность к гипертонии, они не любят объятия и другие прикосновения. А так как границы физические – основа всех дальнейших границ, то и на психологическом уровне формируется движение ОТ мира, «от объекта» в терминологии К.Хорни. То есть: пассивность в контактах, дистантность, избегание прямого взгляда, трудности в построении близких отношений и т.д.

Мы поговорили о коже как об органе в контексте травмы развития. Возрастной период – пренатальный, а также младенчество.

Теперь коснемся собственно травмы. Травма может произойти в любом возрасте и отразиться на кожном покрове. Речь идет не о шрамах, а о психологической составляющей. Ведь кожа – наша защита, наш доспех. Травма, связанная с нарушением базовых границ, физических (шоковая травма – угроза жизни, изнасилование, избиение…) представляет для нас большую угрозу, а потому – сильно затрагивает психологический уровень. Если в детстве принято решение о базовом «доверии» к миру, то после травмы решение может быть пересмотрено как «недоверие». Последствия травмы нередко проявляются как кожные заболевания: псориаз, нарушение пигментации, аллергия и т.д. Таким вот образом через тело Бессознательное сигналит:

— Отойди от меня! Прочь!

Для того, чтобы лучше понять проблемы с кожей как психосоматический симптом, важно учитывать, какой именно участок кожи маркирован – см.другие разделы.

 

Колени: здесь разместились наши страхи, и в первую очередь – те, которые связаны с доверием, с возможностью опереться на другого человека.

Так как правая сторона тела считается «мужской», то здесь сидят страхи, связанные с мужчинами. Это своего рода «мина замедленного действия», которая закладывается до 6-летнего возраста в контакте с отцом – были ли отец надежной опорой? Обладал ли он как объект характеристикой константности, стабильности? Если «нет», то тогда возникает проблема с доверием к мужчинам вцелом, в том числе – и к своему внутреннему мужчине (то есть своей «янской», активной части – см.ПРАВАЯ СТОРОНА ТЕЛА). В правом колене поселяются страхи и сомнения: может ли мужчина быть опорой? Не будет ли предательства со стороны мужчины? Это ведет за собой ряд следствий. К примеру, у мужчины может возникнуть проблема с установлением дружеских отношений с другими мужчинами, а у женщина – с любовными отношениями.

Соответственно, симметричные проблемы могут формироваться в левой стороне тела: в левом колене сидят страхи, связанные с женщинами, с доверием к ним, с возможностью опереться… И точно также это связано с родительской фигурой, только материнской.

Лишь добавим, что страхи, сидящие в коленях, не всегда могут закладываться нашими родителями. Предположим, детско-родительские отношения были достаточно благополучными, но вот в партнерских отношениях могло произойти предательство – это может породить ряд страхов. Однако мы помним про то, что если «база» благоприятная, то есть детство до 6-летнего возраста было достаточно благополучным, то и последующие проблемы легче переживаются. Так, если женщину предал партнер, то эта трагедия породит меньше последствий, если ее отношения с отцом были стабильными и благоприятными; тогда внутренний образ объекта все равно – константным и позитивный, а значит – эту ситуацию легче пережить.

В бодинамике колени соотносятся с так называемой «структурой автономии»: на этом возрастном периоде, от 8 месяцев до 2,5 лет, идет активная сепарация от матери, ребенок начинает активно двигаться, все удлиняя и удлиняя дистанцию, отделяющую его от мамы. А колени тесно связанны с возможностью движения, с опорой… Если возникает фиксация в этом возрасте и на этой теме (отстаивание своей независимости), то телесно это отображается как зажатая коленная чашечка – слишком прямые жесткие ноги, иногда даже возникает ощущение, что они вывернуты «коленками назад». В биосинтезе этому соответствует «психопатическая структура характера».

Александр Лоуэн в своей биоэнергетической теории много говорит о коленях в контексте заземления: гибкие колени, слегка расслабленные, «пружинистые» дают хорошее заземление, то есть опору, устойчивость, надежность. Это то, чему мы учим наших клиентов.

 

Ладони: в биосинтетической парадигме они метафорически называются «окнами сердца». Они связаны с таким тонким аспектом установления контакта (см.КИСТИ) как психологическая интимность. А значит – умение открываться, аутентично предъявлять  себя в контакте – без масок и защит. И, как вторая сторона медали, с принятием другого человека; с умением принимать его безоценочно и искренне, с искренним уважением к иным взглядам, ценностям, жизненной истории…

Говорят, что на безоценочное принятие другого человека способны только маленькие дети и глубокие старики. Но мы как терапевты сами стремимся к этому – и учим этому наших клиентов. Ведь без этого невозможен по-настоящему глубокий контакт.

 

Левая сторона тела: считается женской, «иньской». Вспомните метафору «инь». Женское – значит эмоциональное, гибкое, подвижное, хаотичное, творческое, нестабильное, меняющееся, эмпатичное, интуитивное, иррациональное… Это соотносится с теневыми частями нашей личности, поэтому не случайно на Востоке Инь обозначается черным цветом и воспринимается как нечто «темное». Если мужчина отвечает за структуру, то женщина связана с хаосом, а хаос нас пугает. Вспомните средневековую «охоту на ведьм», когда пострадали миллионы женщин – на женщин чаще, чем на мужчин, проецируются теневые проявления.

Первая женщина в нашей жизни – мама, поэтому левая часть тела считается «материнской». Симптомы, в левой части тела часто оказываются так или иначе связанными с мамой.

Либо, в более широком контексте – это материнская часть нашей семейной системы.

Но вспомним также, что внутренний образ «материнской фигуры» отличается от нашей реальной матери. Во-первых, это субъективное восприятие матери, которое реальности может не соответствовать (например, ребенок решает, что мама его не любит, т.к. мало с ним играет, а на деле она просто работает на трех работах, чтобы обеспечить базовые потребности ребенка,  и у нее не остается времени на игру с ним). Во-вторых, он более широкий, так как формируется не только на основе образа матери, но включает и другие значимые женские фигуры. Например, «материнский образ» А.С.Пушкина имел большое влияние его няни Арины Родионовны…

Также в левой части тела обитает и наша внутренняя Женщина. Она есть у всех, даже у мужчин – это юнгианская Анима. Тем не менее, она тесно связана с нашей матерью, т.к. именно материнская фигура оказывает большое влияние на ее формирование.

Таким образом, левая часть тела отображает наши связи с мамой, с материнским образом, с материнской частью Рода, с женщинами вцелом и со своей внутренней женщиной.

 

Лицо: как психологический конструкт ему соответствует юнгианская Маска. И на физиологическом уровне возникающее хроническое напряжение мышц лица превращает его в некую «маску». Функция любой маски – защита, та или иная: скрыть истинное, защитить его. В первую очередь речь идет о чувствах. Ведь лицо – поразительный по своей экспрессивности инструмент передачи всей палитры переживаний. Маленький ребенок искренен и открыт в выражении своих чувств и желаний, но он сталкивается с социальной регуляцией чувств – правилами и ограничениями, которые накладывает социум (см.ДИАФРАГМА). И ему приходится не только скрывать свои реальные переживания, но и изображать те чувства, которые он не испытывает. Как в известном афоризме: «Искренний ребенок любит не маму с папой, а трубочки с кремом». Эта «искренность» со временем теряется, платой становится отчуждение от своего истинного Я, хроническое напряжение мышц лица…

Работа с маской – будь то работа с «мышечной» маской или с Маской психологической – всегда вызывает много сопротивления у клиента. За ним стоит страх. Страх чего? Во-первых, опасение быть, как некогда, наказанным социумом за свою искренность: осуждением, отвержением… Во-вторых – появляется страх увидеть себя самого без «маски». Под влиянием наших защит со временем происходит отступление от своего истинного Я и формирование так называемого «ложного Self». Дэвид Боаделла и Лиана Цинк (биосинтез) считают, что особенно это проявляется у нарциссических и истерических личностей. В результате такому человеку кажется, что он прекрасно себя знает – но его представление о себе обманчиво. Тем не менее, он будет за него держаться и бояться с ним расстаться.

С точки зрения вегетотерапии Вильгельма Райха, в этой зоне выделяются 2 блока: глазной (см.ГЛАЗА) и стоматический (см.РОТ).

 

Лоб: относится к глазному блоку, в классической вегетотерапии В.Райха (см.ГЛАЗА). В первую очередь с ним связаны такие психические функции как контроль и аналитическое мышление. Не случайно в самых разных культурах об умственных способностях человека судили по его лбу, а высокий лоб относится к традиционным канонам красоты и на Западе, и на востоке: и гейши, и средневековые дамы подбривали волосы, чтобы сделать лоб выше… Для этого есть физиологическое обоснование: лобные доли коры больших полушарий соотносятся именно с аналитическими способностями.

Таким образом, идет речь о мышлении или контроле, но в обоих случаях мы имеем дело с функциями Сознания. Хроническое мышечное напряжение мышц лба возникает тогда, когда ментальный поток становится чрезмерным: нарушено равновесие между мыслями и чувствами, мыслями и действиями. Обдумывание, анализ, контроль стали чрезмерными. Со временем это формирует специфический абрис лица, лоб принимает «нахмуренный», «озабоченный» вид за счет образующихся морщин. Обратите внимание, что возрастные морщины имеют индивидуальный рисунок – в зависимости от особенностей мышечного панциря на лице.

Не случайно массажу лица придается большое значение в восточной медицине – расслабление мышц лба приводит к расслаблению всего тела, т.к. снижается контроль.

Чрезмерный контроль, сверх-контроль приводят к формированию такого симптома как так называемая «диадема невротика». У клиента возникает иллюзорное ощущение обруча, стискивающего его голову. С этим блоком можно работать через массаж, расслабление, одновременно прорабатывая причину возникновения такого чрезмерного контроля.

Как это ни странно, но расслабление мышц лба может улучшить зрение, т.к. приводит к уменьшению глазного спазма – глазные мышцы также расслабляются.

 

Ноги: наша опора, заземление, связь с предками, тестирование реальности, доверие, движение по жизненному пути.

Ноги – анатомически большая область тела, поэтому более подробно мы остановимся на разных их частях (см.другие разделы).

 

Ногти: в соответствии с биологической логикой, связаны с агрессией. При этом обратите внимание, что у агрессии есть аспект не только нападения, о чем чаще всего говорится, но и защиты!

У каждого ребенка как у биологического существа есть врожденный механизм агрессии. Но со стороны социума есть многочисленные запреты на это чувство и его ограничения. Социум достаточно четко обозначает – где и в какой форме он допускает предъявление агрессии. Например, бокс — узаконенная социумом форма ее проявления, но при этом все равно контролируемая обязательным присутствием рефери.

В ответ на ограничение агрессии ребенок может прореагировать двумя крайностями. Он может зафиксироваться в агрессивной модели поведения, отстаивая свое право на агрессию. Это ведет к формированию психопатического склада личности. Во взрослости такие люди ищут возможность для реализации своей фиксации, поэтому нередко идут в криминальные структуры либо ищут более легализированные формы проявления агрессии: например, идут в армию контрактниками…

Вторая крайность – подавление агрессии, даже необходимой. Таким людям трудно постоять за себя, они не чувствую, что имеют право защищаться. Это бессознательно считывается, поэтому такие люди нередко становятся жертвами нападения, физического или психологического. Это мазохистический склад личности. Как психосоматическая компонента здесь часто встречаются проблемы с ногтями – они плохо отрастают, часто ломаются и т.д. при этом физически человек может быть совершенно здоровым, но если нет внутреннего права на агрессию – нет права «выпустить когти», то есть иметь длинные ногти.

 

Нос: связан с нашим так называемым «животным телом», то есть теневой бессознательной инстинктивной частью. Эта бессознательная часть соотносится с нашим тазом (см.ТАЗ), но про нос можно сказать, что он является ее «филиалом» на голове, которая, в свою очередь, соотносится с сознательной ментальной частью (см.ГОЛОВА). Поэтому отношение к носу как к части тела противоречиво.

С одной стороны, его существование, конечно, признается. С другой – оно, скорее, негативно окрашено. Эта двойственность отображена в нашем языке – в большинстве присказок и пословиц эта область фигурирует как нечто негативное: «Задирать нос», «Утереть нос», «Распустить сопли», «Повесить нос», «Совать нос не в свое дело», «Оставить с носом» и т.д. Обратите внимание: дети редко изображают нос на своих рисунках, они словно «забывают» про него… Нос редко кажется нам красивым: мало кто доволен своим носом. На самом деле, это отношение не к носу, а к своей животной части…

В проективных рисунках тела («Рисунок человека», «Фигура человека», «Автопортрет»…) обратите внимание на то, представлен ли нос, и как автор рисунка о нем говорит. Отношения с носом – фактически, это отношения с Тенью!

 

Пальцы ног: представительство внутреннего Ребенка в нашем теле. А потому – они связаны, с одной стороны, с инфантилизмом, с другой – с тем, что является важным достоинством ребенка, а со временем теряется: креативностью, гибкостью мышления, здоровым любопытством, исследовательской активностью. Гибкость, активность, подвижность пальцев ног являются показателем гибкости либо ригидности личности вцелом. Гибкость пальчиков позволяет сохранить молодость ума и тела. Мы поощряем наших клиентов к тому, чтобы они чаще ходили босиком, активизировали пальчики ног: можно перекладывать ими предметы, сжимать-разжимать и т.д. Особенно при работе с ригидными личностями.

 

Пальцы рук: если РУКИ символизируют взаимодействие с миром, КИСТИ – контакты с людьми, то пальцы рук отображают тонкие отношенческие аспекты. Например, тонкую палитру эмоциональных переживаний. Соответственно, пальцы правой руки – контакты с мужчинами, а также предъявление себя в контакте из «мужской» позиции (активно, агрессивно, рационально, целеустремленно, конкурентно…) Пальцы левой руки – отношения с женщинами, а также экспрессия своих женских качеств: мягкости, податливости, чувствительности, склонности искать компромиссы, сочувствовать, быть эмоциональной и иррациональной…

Безусловно, каждый человек имеет и мужскую, и женскую часть. В идеале между ними должен быть баланс, однако в реальности он часто нарушается. Современная жизнь и ее стереотипы поддерживают предъявление из мужской части, причем не только у мужчин, но и у женщин. В нашем обществе царят «мужские» ценности: достижения, борьба, карьера… В результате это нарушает баланс между мужским и женским, Анимусом и Анимой, правой и левой частями тела. Классическая картина, которую наблюдают телесно-ориентированные психотерапевты в теле своих клиентов, вне зависимости от их пола: перенапряженная правая часть, расщепление между правой и левой частями тела… Это приводит к личностному расщеплению и дисгармонии.

Также пальцы рук напрямую связаны с интеллектом. В нейрокоррекции большое внимание уделяется пальцам рук – через них идет воздействие на развитии мозга. К примеру, с ними связана так называемая «скорость мысли» (rapid mind) или, говоря житейским языком, «смекалка», сообразительность.

 

Плечи: снова но помощь нам приходит фольклор, в котором замечательно отображена проблемная анатомия. «Нести тяжкий крест», «Нести свою ношу», «Взвалить на себя» — эти устоявшиеся выражения говорят о том, что плечи связаны с ощущением своей силы и возможностей, своего потенциала, а также с ответственностью и контролем (управлением ситуацией). Добавим – и с чувством вины, если с этой ответственностью не справляешься.

Когда ребенок начинает устойчиво ходить, начинает формироваться и его осанка, привычное положение плеч. Эта стадия онтогенеза в классическом психоанализе З.Фрейда называется анальной. То, как происходит психологическое формирование ребенка, сильно зависит от его окружения – от реакции мира на ребенка. Травмы развития – регулярное «неправильное» воздействие на ребенка формируют как его психологический портрет – определенную структура характера, так и тело – мышечный панцирь.

Если мать чрезмерно гордится ребенком и перехваливает его, то он словно раздувается от гордости, его осанка становится очень прямой, плечи развернуты, грудная клетка выпячена. Со временем плечи станут еще более широкими и напряженными. Фигура такого человека похожа на изображение мужской фигуры на дверях туалета – раздутые плечи при слабой нижней части тела. И психологически это тоже – колосс на глиняных ногах. Он чувствует свою силу, но у него много иллюзий относительно нее, он переоценивает себя., поэтому склонен слишком много на себя взваливать. Такие люди часто становятся трудоголиками или центром семьи и быстро истощаются. В биосинтезе эта структура характера называется психопатической, то же название дает ей и А.Лоуэн. в бодинамике же она больше известна как «поздняя структура автономии».

Противоположная ситуация – ребенок не получает должного внимания и одобрения. Тогда вместо гордости за себя у него формируется ощущение своей ничтожности и «плохости»… Он словно сворачивается, опускает голову, сутулится, руки бессильно повисают, а плечи становятся покатыми… Эрик Ярлнес (бодинамика) образно называет это «фигурой гориллы». Здесь много бессознательного чувства вины – ребенок ведь не понимает, почему родители так с ним поступают, и решают, что дело в нем – он плохой и заслуживает такое обращение. Такие люди – хорошие исполнители, но, в отличие от предыдущего типа, не стремятся к власти и контролю.

Такую структуру характера А.Лоуэн и Д.Боаделла называют мазохистической, в бодинамической концепции бытует название «структура воли».

 

Позвоночник: внутренняя опора. В психоаналитической концепции, откуда и выросла ТОП, с ним соотносится Эго – позвоночник считается его проекцией. Еще одна смысловая нагрузка – гибкость личности: по ригидности или гибкости позвоночника можно определить и психологическую гибкость (любопытно, что такой же взгляд бытует в йоге).

Работа с позвоночником показана не только в случае психосоматических нарушений. Ригидным клиентам она позволяет вернуть утраченную гибкость. А ранним структурам (шизоидным, оральным) она позволяет ощутить свою собственную силу, раскрыть свои собственные ресурсы. Ведь проблема ранних структур в том, что они, будучи симбиотическими, ищут опоры вовне, в другом человеке, но не в себе… Работа с позвоночником дает им послание: «Ты всегда можешь опереться на себя самого. У тебя для этого достаточно сил и ресурсов».

Работа с позвоночником осуществляется самыми разными техниками: массажными, рисуночными… Есть ряд специальных двигательных упражнений – особенно большое внимание работе с позвоночникам уделял М.Фельденкрайз.

 

Правая сторона тела: в ТОП традиционно считается «мужской», что совпадает с представлениями о ней в восточной медицине. Поэтому здесь мы смело можем использовать китайскую модель «Ян» как метафору: мужское, сильное, постоянное, разумное, рассудочное, рациональное, прямолинейное, напористое и т.д.

Правую сторону тела как «мужскую» мы можем рассматривать в нескольких аспектах. Первый – это взаимоотношения с нашим отцом, второй – с отцовской линией Рода. Третий – взаимоотношения с мужчинами вцелом. И еще один – Анимус, то есть внутренний мужчина.

В китайской модель Инь-Ян мужское начало обозначено белым цветом, а женское  черным. Это специфика восприятия женского и мужского не только в этой культуре. Так как женское начало несет в себе хаос, а мужское – четкую структуру, то бессознательно женское начало пугает своей нестабильностью и непредсказуемостью, а мужское –привлекает определенностью. Даже слова «левое» и «правое» у нашем языке имеют двойной смысл. «Правое» означает не только то, что справа, но и нечто «правильное», хорошее. В языке много и других подтверждений: «Все зло от баб», «Баба с возу – кобыле легче» и т.д.

Поэтому так или иначе, но общество поощряет в нас развитие «правых» качеств, то есть мужских, а не «левых», женских. В нас поддерживается «активная жизненная позиция», рассудочность, наша культура очень «достижительная». В ней правят мужские ценности: конкуренция, победа, стремление к власти…

Это порождает дисбаланс и психологический, и телесный, и энергетический. Вертикальное расщепление в теле, разделяющее левую и правую стороны, нарушает целостность.

В условиях нашей «мужской» культуры у большинства клиентов перенапряженной оказывается именно правая часть тела – она как бы чаще используется, клиент предпочитает мужские жизненные стратегии, вне зависимости от своего настоящего пола. Наша задача как терапевтов – помочь клиенту восстановить целостность, баланс мужских и женских энергий.

 

Рот: один из основных каналов обмена с миром. Через рот мы получаем пищу, выражаем себя через речь и другие звуки. Но этот обмен зачастую нарушается: как получение чего-то извне, так и выражение себя. Это приводит к образованию блока, который В.Райх назвал челюстным, или стоматическим. В нем, как и в других блоках, удерживается тревога, агрессия и удовольствие. Но они имеют свою специфику.

В оральном блоке могут быть «замороженными» инстинктивные движения, затабуированные социумом: кусание, плевание, оскал, сосание и т.д. Осознанное воспроизведение этих движений во время терапевтических сессия помогает ослабить мышечное напряжение.

С ртом связана тема «оральности» в широком психоаналитическом понимании этого слова. Это фиксация на этапе младенчества: в основном, специалисты определяют этот этап от рождения до года, но иногда возрастные рамки продлеваются. Например, в бодинамике этот этап длится до полутора лет. В этот период продолжает осваиваться базовое право на существование, но также и добавляется второе базовое право – так называемое право на потребность («могу ли иметь потребности, могу ли предъявлять их миру, как мир обойдется с моими желаниями?»). Среди потребностей, конечно, главными являются потребности в питании, в любви, заботе, защите и т.д.

В ситуации депривации возникает фиксация на этом возрастном периоде, и формируются самые разные варианты оральной структуры. Например, в бодинамической концепции выделяется «ранняя структура потребности» (отказ от своих потребностей) и «поздняя структура потребности» (борьба за удовлетворение своей потребности).

Среди оральных тем, связанных с ротовой областью, также выделим право на удовольствие и тему исследования, любопытства. Ведь для младенца рот – главная зона, через которую он получает удовольствие и исследует мир.

Работа с этой зоной в первую очередь показана клиентам с оральной структурой.

 

Руки: В.Райх отнес их к грудному отделу мышечного панциря. Руки отвечают за связь с миром в широком смысле этого слова: за установление границ с миром, дистанции в коммуникации, за баланс давать-брать, активность обмена с миром, степень включенности в реальность…

В биосинтезе Д.Боаделлы используется теория моторных полей Бернштейна. Среди основных моторных полей – базовых движений, свойственных каждому человеку – выделяют поля тракции–оппозиции. Они полярны: тракция подразумевает возможность  брать, притягивать к себе, а поле оппозиции связано с отказом, возможностью отталкивать. Эти моторные поля начинают развиваться уже в младенчестве, задействуя в первую очередь движения рук. Так, уже в бодинамике трицепс связывается с правом простроить границу, отказаться, т.к. он активизируется, когда мы отталкиваем что-то от себя руками. А вот бицепс связан с притягиванием к себе. То есть физиологическая функция и психологическая смысловая нагрузка мышц совпадают.

В идеале между полями оппозиции и тракции существует баланс: сколько мы даем миру, столько же и берем.

См. также ПРАВАЯ СТОРОНА ТЕЛА и ЛЕВАЯ СТОРОНА ТЕЛА – соотнося эти символики, мы лучше понимаем значение правой руки (контакты с мужчинами, со своим Анимусом, предъявление себя миру из активной позиции) и левой руки (взаимодействие с женщинами, связь о своей Анимой, предъявление себя миру из «женской» позиции).

 

Стопы: заземление и опора в широком смысле этого слова. «Могу ли я стоять на своих ногах?» (контакт со своей силой, внутренняя зрелость, доверие к себе) и «Могу ли опереться на кого-то?» (базовое доверие-недоверие к миру). Тестирование реальности – адекватная ее оценка, умение отделить свои проекции и фантазии от реальности.

Работе со стопами, заземлению уделяется большое внимание во всех школах ТОП. Не случайно базовой опорой в ТОП называется именно опора на стопы. С каким бы клиентским мы запросом мы бы не столкнулись, для того, чтобы клиент мог идти вперед, ему требуется хорошее заземление и достаточное доверие, поэтому часто психотерапевтическая работа начинается с заземления.

Многие упражнения на заземление клиент может делать самостоятельно в перерывах между нашими встречами, и мы ему это рекомендуем. Многие из этих упражнений описаны в книгах Александра Лоуэна.

 

Таз: еще Вильгельм Райх писал  о том, что тазовый блок – самый онтогентически ранний сегмент мышечного панциря, а кроме того – самый сильный. Это связано с тем, что основная символика таза – сексуальность, а самые большие табу в любой цивилизации всегда связаны с сексуальностью. Поэтому тазовый блок в той или иной степени присутствует у каждого человека, и наша задача как терапевтов – не убирать этот блок совсем, а минимизировать его.

Психоаналитический конструкт «Оно» соотносится именно с тазовой областью. Здесь находятся наши древние инстинкты, животные импульсы и драйвы, неосознаваемые или вытесненные влечения. Все то, что мы репрессируем, то есть подавляем. И в первую очередь это, конечно, Тень. Тень нас всегда пугает, но при этом содержит огромный ресурс – в тазовой области всегда очень много энергии, но она там заблокирована и практически не используется.

В силу этого к тазовой области всегда противоречивое отношение: с одной стороны, она привлекает много внимания, с другой – это скрывается и подавляется. В результате как некий компромисс возникают анекдоты и шутки – не случайно появилось выражение «юмор ниже пояса». Этот защитный механизм засмеивания дает возможность относительно безопасной разрядки накопившегося напряжения.

Еще одна важная составляющая – в тазу находится врожденная животная агрессия, необходимая для выживания. Это своего рода исключение из правила – в идеале чувства «не живут» в теле, они «прописываются» там, только если подавляются и зажимаются в мышце хроническим напряжением, и тогда наша задача как терапевтов – выпустить из тела подавленные чувства, освободить мышцы. То есть чувства должны приходить ситуативно, также как и мышечное напряжение – как адекватные ответ на возникшую ситуацию. Но агрессия в тазу – тот редкий случай, когда эта эмоция в теле необходима постоянно. Это некий внутренний «страж», необходимый на случай возникновения серьезной опасности – животная агрессия дает энергию и силы, чтобы справиться с опасностью, будь то путь бегства или нападения.

Большое количество упражнения на тазовую облатсь представлены в самых разных школах: биоэнергетике А.Лоуэна, теории телесного сознавания М.Фельденкрайза и т.д.

 

Чакры: энергетические центры, представление о которых сформировалось в восточной философии и медицине. 7 основных чакр совпадают с 7 сегментами мышечного панциря, выделенными В.Райхом.

Дэвид Боаделла создал свое направление в ТОП – биосинтез, объединив классическую ТОП, эмбриологии и энергетические практики Востока. Из последних он взял в том числе представление о чакрах и медитации, позволяющие работать с ними. В результате работа с чакрами стала еще одним способом терапевтического воздействия на телесные блоки: тазовый блок соотносится с муладхарой, живот со свадхистаной, диафрагмальный блок с манипурой и т.д. При этом используются энергетические и рисуночные техники, работа с образами и т.д.

 

Чакры стопы: расположены в центре каждой стопы. Согласно биосинтетической концепции Д.Боаделлы, отвечают за наши «корни» в широком смысле этого слова: за заземление, связь с предками, связь с нашим прошлым, с человечеством и т.д. Через наши «корни» мы заземляемся – чувствуем опору вовне (внутренняя опора – см.ПОЗВОНОЧНИК). Это опора может быль личностного уровня (наш личный прошлый опыт, если он правильно интегрирован – тогда даже трагедии превращаются в ресурс, в жизненный урок); семейного (родительская семья); родового (семейная система), культурального и т.д., вплоть до ощущения связи со всем миром.

Биосинтез предлагает ряд медитативных упражнений для работы с этой областью, также – работа через прикосновения (массаж стоп и т.д.), образы и др.

 

Шея: шея является мостом, связывающим осознавания (голова) и чувства (грудная клетка), осознавания (голова) и действия (таз). В идеале ментальная сфера, эмоциональная, а также наши действия интегрированы: «Я осознаю, что сейчас чувствую, и действую в соответствии с собой». В реальности же эта связь нарушается: «Думаю одно, делаю другое» и т.д. На телесном уровне это отображается как шейный блок. Он приводит к расщеплению голова-туловище.

Это расщепление – самое первое в онтогенезе. Оно может возникнуть еще в утробе матери, если что-то представляло угрозу ребенку. Плод начинает сжиматься – он же не может никуда убежать, и сжатие – его единственная защита. Мышцы шеи напрягаются, и если ситуация затягивается (например, резус-конфликт с угрозой выкидыша), напряжение становится хроническим.

Шея также связана с правом на экспрессию чувств, на предъявление себя и своих потребностей. Тех, у кого это право не было освоено в полной мере, легко узнать по слишком высокому, зажатому голосу, неестественному голосу, нередко это сочетается с детскими интонациями. В работе с такими клиентами показана вокализация – звучание.

 

Щиколотки: один из «мостов», который есть в теле. Символически связан с шеей. Поэтому мы избегаем обхватывающих прикосновений, то есть не берем щиколотки «в кольцо», т.к. телом это воспринимается как давление на горло, попытка удушения… Исключение составляют упражнения, в которых бы поднимаем ногу клиента и должны удержать всю ее тяжесть, а для этого – надо ее крепко ее держать. В этом случае, тем не менее, наши ладони всегда расположены снизу, а не сверху. Прикосновение снизу воспринимается телом как послание: «Я тебя поддерживаю», тогда как захват щиколотки сверху – «Я на тебя напал».

 

Ирина Соловьева – практический психолог, специалист по телесно-ориентированной психотерапии, бодинамике, арттерапии. Член АТОП.

Реклама

Об авторе irsol

Практикующий психолог (индивидуальная и групповая работа). Специалист по телесно-ориентированной психотерапии. Сертифицированный специалист по бодинамике. Специалист по Соматической терапии – Биосинтезу (сертификат 4-х летней программы по Соматической терапии – Биосинтезу (Международный институт Биосинтеза IIBS, Швейцария)). Также обучалась арт-терапии и использованию юнгианских методов в психотерапии. Член Российской Ассоциации Телесно-Ориентированных Психотерапевтов.
Запись опубликована в рубрике Статьи с метками , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s