О БЕДНЫХ ПСИХОЛОГАХ ЗАМОЛВИТЕ СЛОВО

Сколько сказано и спето о том, как «правильно» выбрать психолога… И сколько передается из уст в уста страшных историй о клиентах, пострадавших от «психологической помощи»… Такое впечатление, что общество всецело на стороне «бедных, несчастных, обиженных клиентов», которые за себя и толком-то постоять не могут и перед зловещих ликом психологов совершенно беспомощны!

Мы решили восстановить справедливость и предложить вам побывать «по ту сторону баррикад». С чем сталкиваются в своей нелегкой работе «бедные, несчастные, обиженные» психологи?

Это иллюзия – полагать, что успешность психологической работы целиком зависит от специалиста – от его профессиональной компетентности, добросовестности и т.д. Как и в любых других отношениях, ответственность делится 50/50. Да, есть то, что зависит от специалиста. Но давайте не будем снимать ответственность с клиентов!

Так какие же ошибки совершают клиенты чаще всего?.. Внимание! Только у нас и только сегодня у вас есть эксклюзивная возможность – посмотреть на клиента глазами психолога!

 

  1. Кабачок. Чувствует себя в кабинете психотерапевта кабачком на грядке. Ждет, что его будут поливать и удобрять, а он – греться на солнышке и наслаждаться жизнью. На самом деле он ничего не хочет – никаких изменений в жизни. Его все устраивает, и мотивация на прохождение терапии отсутствует. Инициатором обращения является кто-то из близких. Типичные «кабачки»:

— муж, которого жена притащила к семейному психотерапевту со словами: «Не пойдешь со мной – не отпущу на рыбалку»;

— сотрудник, отправленный к корпоративному психологу своим руководителем (чтобы оправдать наличие ставки в компании);

— алкоголик или наркоман, сам себя таковым не считающий, но поддавшийся на уговоры родственников;

— подросток, за руку приведенный родителями в кабинет…

По своему поведению Кабачок пассивен. Его легко распознать по расслабленной позе и отсутствующему взгляду. Он покорно соглашается со специалистом: ответить на вопрос? Пожалуйста! Нарисовать картинку? Извольте! Просто сидеть молча и плевать в потолок? Да никакой разницы!

За его пассивностью кроется безразличие к происходящему, с легким оттенком раздражения. В глубине души он злится на своих близких — заставили его куда-то тащиться! Но, не выражая свой гнев открыто, переносит его на специалиста, со временем уходит в пассивную агрессию и начинает саботировать процесс терапии. Через несколько встреч он скажет:

— Я к Вам хожу, выполняю все Ваши инструкции, а ничего не меняется!

После чего сообщит близким:

— Нет смысла туда ходить… А я ведь так хотел. Какая жалость!

И все вернется на круги своя, Кабачок добьется своей цели – близкие оставят его в покое еще на какое-то время. И он снова спокойненько будет расти на грядке, только это будет не кабинет психолога, а домашний уютный диван…

Ошибка клиента: отсутствие мотивации.

Что делать? Смотря кому. Клиенту: идти к специалисту только по своей, а не по чьей-то инициативе. Вы же не будете вырезать свой аппендикс просто потому, что «друг посоветовал»! Учитесь говорить «нет» своим близким, отстаивать свои границы.

Близким: понимать, что лечения без мотивации не бывает. Психотерапия – не колхоз, это дело действительно добровольное, бесполезно кого-то силком тащить к психотерапевту. И – никогда не оплачивайте лечение своего близкого! Клиент сам должен платить за психотерапию (исключение – дети). Если за лечение платит кто-то другой, это превращает клиента в Кабачка…

Психологу: прояснять мотивацию клиента в самом начале работы. Если мотивации нет, то открыто озвучивать «отсутствие терапевтической готовности» у клиента и отказываться от его лечения до той поры, когда истинная мотивация не появится.

 

  1. Пингвин. Схож с Кабачком своей пассивностью, но, в отличие от него,  в работе заинтересован. Просто занимает инфантильную потребительскую позицию, напоминая птенца пингвина: сидит с открытым клювом и ждет, когда ему туда отправят рыбку повкуснее.

Инфантильность и следующая из этого потребительская позиция – часть личности пингвина. В какой-то момент развития на глубинном бессознательном уровне им был сделан выбор не взрослеть. Это не правда, что дети хотят взрослеть. Когда ребенок говорит, что хочет быть взрослым, он имеет в виду нечто совершенно иное. Взрослость в его представлении – всего лишь возможность смотреть без ограничения мультики или водить гоночную машину… Вспомните Питера Пэна – мальчика, отказавшегося взрослеть. Таков и. Ведь взрослость – это ответственность, а Пингвин брать на себя ответственность не хочет. Он – типичный «ведомый», и ждет, что в  танце жизни его кто-то будет «танцевать», то есть вести. Пингвин постоянно ищет вовне авторитетные родительские фигуры и, найдя, ждет от них заботы. А если заботы нет – обижается и злится.

Так же и в терапии: Пингвин сидит с открытым клювом и ждет рыбку, превращая своего терапевта в пингвина-родителя. Если терапевт о нем заботится, он радуется и считает терапевта «хорошим». Если терапевт вместо того, чтобы срыгнуть в клювик готовую рыбку, учит ловить ее самостоятельно, Пингвин обижается и объявляет терапевта «плохим».

Распознается Пингвин по инфантильному виду: голосу, поведению, одежде, а также по пассивному залогу в речи («Мне не дали», «Меня обидели»…).

Ошибка клиента: пассивность.

Что делать? Клиенту – брать на себя ответственность и в терапии, и в повседневной жизни. Терапевту – в начале работы обсудить с клиентом, в чем именно заключается ответственность терапевта, а в чем – ответственность клиента… И помнить, что терапия – не только поддержка клиента (заботиться о Пингвине можно до бесконечности), она также должна способствовать его росту.

 

  1. Птица-говорун.В терапии заинтересован, говорит много и охотно, но не по делу. Вскоре терапевт располагает подробной, правдивой и совершенно ненужной информацией о том, как зовут всех родственников друзей и друзей родственников клиента, а также может перечислить все его любимые детские игрушки поименно… Вспоминается анекдот: Зоолог делает корове искусственное оплодотворение, а она поднимает на него печальные глаза и мычит:

— А поговорить?

На первый взгляд, складывается впечатление, что этот клиент приходит просто поговорить. Но, согласитесь, что терапия – слишком дорогое удовольствие для «просто поговорить». В действительности, Птица-говорун забалтывает себя и терапевта, чтобы не заниматься истинной проблемой. Такая вот разновидность «сопротивления» — защитного механизма клиента, противящегося психологической работе.

Распознается Птица-говорун по чрезмерной разговорчивости, хаотичной активности, искусственному оживлению.

Ошибка клиента: подмена одной проблемы другой либо хождение кругами вокруг истинной проблемы.

Что делать? Клиенту: тщательно продумать свой запрос – с чем он хочет работать и что ждет от встреч. Терапевту: обратить внимание клиента на то, что происходит, и помочь понять причину такой словоохотливости – от чего именно клиент убегает (например, за болтливостью может скрываться тревожность).

 

  1. Штирлиц.А вот этот клиент говорит мало и взвешенно и ведет себя в кабинете терапевта, как герой-партизан на допросе. Складывается впечатление, что терапевт для него – Гитлер, Мюллер и Гиммлер в одном лице, и задача клиента – не сдать Родину врагу…

Недоверие к терапевту – частный случай проявления общего недоверия к миру. Штирлицы вырастают из детей, чья базовая безопасность в семье была нарушена: например, ребенка часто оставляли одного, или между родителями постоянно были скандалы… В результате сформировалась своеобразная защита – недоверие и контроль.

Штирлица выдают закрытая поза (скрещенные руки или ноги), обычно он садится подальше от собеседника и вполоборота. Избегает смотреть на собеседника, но брошенные изредка взгляды пронизывают насквозь. Старается собрать максимально полную информацию о других и ничего на рассказать про себя. Подробно расспрашивает терапевта про его образование и опыт работы. О себе же предпочитает сообщать туманную информацию: «В какой сфере я работаю? Да, я работаю…», «Какая у меня специальность? Да, у меня есть высшее образование», «У меня около двух детей» и т.д. Часто отвечает вопросом на вопрос.

Ошибка клиента: утаивание информации, важной для терапевтического процесса, а то и прямая ложь.

Что делать? Клиенту: взять на себя ответственность за утаивание или искажение информации. Ведь терапевт – зеркало для клиента. И в этом случае зеркало автоматически становится кривым… Терапевту: ввести в контракт «пункт о сотрудничестве», в котором оговорить важность самораскрытия клиента и готовность сотрудничать.

 

  1. Терминатор. Как вы помните, терминаторов принято отправлять в прошлое с отнюдь не благой миссией уничтожения того или иного героя. Вот и клиент-Терминатор приходит в терапию исключительно с деструктивной целью – отреагировать свой гнев. Терапевт для него – удобная фигура, которой можно адресовать негатив, в действительности направленный на совершенно иной, но затабуированный для гнева объект.

Терминатор – человек, у которого большие проблемы с гневом. В его жизни постоянно присутствует стрессогенный фактор, порождающий гнев (несправедливый начальник, партнер-алкоголик, непослушный ребенок…), но это сочетается с большими эмоциональными табу. В детстве  такого ребенка не научили, как обращаться со своим гневом. Скорее всего, в семье гнев был запрещен, что сформировало механизм репрессии, или подавления. Вот типичная семья, порождающая Терминаторов: в ней много напряжения из-за скрытых, но не проговоренных конфликтов. Все делают вид, что «все хорошо», но это не так. Каждый копит огромный заряд гнева, и раз в несколько месяцев в семье происходит грандиозный скандал, «бессмысленный и беспощадный», как русский бунт в представлении А.С.Пушкина.

Вот и клиент-Терминатор, в соответствии с традициями семьи, копит-копит заряд — и приходит в кабинет психолога за разрядкой. С ним же выпустить свой гнев безопаснее, чем с мужем-наркоманом или со старенькой мамой!

Терминатор распознается по большому напряжению, скованности. Его лицо напоминает маску – она помогает прятать гнев. Взгляд прямой, пронизывающий насквозь, смотрит на собеседника в упор. Говорит кратко и по делу.

Ошибка клиента: попытка использовать терапию не для того, чтобы действительно разобраться со своими проблемами и что-то поменять, а для того, чтобы подтвердить свой привычный нездоровый паттерн (модель поведения).

Что делать? Клиенту: осознавать, зачем именно он пришел в терапию и на кого на самом деле злится. Терапевту: не позволять клиенту нарушать свои границы (повышать на терапевта голос и т.д.). Учить клиента новым здоровым способам обращения с гневом (не кричать, а сказать: «Я злюсь» и т.д.).

 

Ирина Соловьева – практический психолог, специалист по арттерапии, биосинтезу, бодинамике, телесно-ориентированной психотерапии.

Журнал «Наша психология», май 2012

Реклама

Об авторе irsol

Практикующий психолог (индивидуальная и групповая работа). Специалист по телесно-ориентированной психотерапии. Сертифицированный специалист по бодинамике. Специалист по Соматической терапии – Биосинтезу (сертификат 4-х летней программы по Соматической терапии – Биосинтезу (Международный институт Биосинтеза IIBS, Швейцария)). Также обучалась арт-терапии и использованию юнгианских методов в психотерапии. Член Российской Ассоциации Телесно-Ориентированных Психотерапевтов.
Запись опубликована в рубрике Статьи с метками , , , , , , , , , , , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

2 комментария на «О БЕДНЫХ ПСИХОЛОГАХ ЗАМОЛВИТЕ СЛОВО»

  1. Татьяна Борисовна:

    Дорогие и уважаемые психологи и психиатры! Если человек осознаёт свои проблемы и хочет от них избавиться, это уже не ваш больной! В том-то всё и дело, что люди на гране психического заболевания не понимают, чего от них хотят их близкие. Они уже не понимают свою неадекватность. Да, их вполне устраивает их состояние: безразличие, равнодушие, нежелание что-то менять, к чему-то стремиться, прилично выглядеть, что-то хорошо сделать и т.д. Разве это не первые признаки начинающейся шизофрении? И вот на глазах родных человек постепенно превращается ( очень незаметно, в течение нескольких лет) в спокойное, абсолютно ничего не желающее существо без стремлений и планов. Находишь психотерапевта, а он объясняет, что ничего сделать не может, потому что твой родственник не хочет работать. И что делать? Пусть пропадает? И люди, имеющие такую проблему у своих родных остаются с ней, проблемой, наедине.
    Если человек может спокойно сказать: «Я злюсь»-это уже здоровый человек. Просто слегка нервы расшатались. Сейчас слишком много появилось людей, часто молодых людей, находящихся на гране срыва. В метро иногда смотришь и видишь: человека слегка задеть и он убьёт кого-нибудь. А Вы хотите, чтобы он спокойно осознал свои проблемы? Что-то, господа с вашей наукой не в порядке!

    • Осознание проблемы — первый шаг к ее решению. К сожалению, не всегда достаточно одного этого шага. Иногда человек может помочь себе сам. Иногда ему нужна помощь извне, и это нормально.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s