ТРАГИК

  И вдруг гном разрыдался, борода его затряслась, из глаз покатились крупные слезы, из глубины его маленького тельца вырывались стоны.

—          Ой, мы осиротели! – плакал он. – Ой, горе!

—          Ну не надо так, — утешала его Алиса, — я тебе воды принесу…

—          Нет, ты не понимаешь! – рыдал гном.

—          Тогда я принесу компоту, — сказала Алиса.

—          Компоту? Компоту можно.

                                                              Кир Булычев «Заповедник сказок»

 

Он был трагиком. То есть если бы о его жизни снимали фильм или писали роман, то это был бы жанр трагедии. А что? – он сам себя так подавал…

 

Пожалуй, жизнь каждого человека можно представить как некую мелодию. Она словно звучит постоянным фоном, и иногда ее даже можно услышать.

Конечно, человеческая жизнь гораздо сложнее, чем какая-то одна мелодия – скорее, это целое музыкальное произведение, например – соната. Но даже в сонате есть главная мелодия, есть побочная, и они проходят, видоизменяясь, через все произведение…

И будет это жизнерадостный мажор или печальный минор – мне кажется, во многом наш собственный выбор. За который мы сами же несем ответственность. Конечно, над многим мы в нашей жизни не властны. Никто не застрахован от того, что ему на голову не свалится кирпич. Но в этом есть нечто не только грустное, но и обнадеживающее. Ведь говорил же Воланд: «Кирпич ни с того ни с сего…никому и никогда на голову не свалится». В общем, чему быть, того не миновать. Но есть и то, в чем мы вольны – как мы все эти события воспринимаем.

Я знала тех, кто был жертвой и неудачником. Просто потому, что они имели с этого своего рода выгоду. В психологии подобная скрытая выгода называется «вторичной». Их жалели и утешали, а они этим упивались. Они были настолько сильны в своей слабости – что попробуй только сдвинь их с этого места! Попробуй передвинуть их в нишу «счастливчиков»! Они будут пыхтеть и упираться. Кто будет их жалеть, если они перестанут быть несчастными? Уж лучше все оставить, как есть – и жаловаться на жизнь… Помните фильм про Мюнхгаузена?

 Что ж она говорит? – поинтересовался барон.
— Ясно что: подлец, мол, говорит. Псих ненормальный!
— И чего хочет? – вновь полюбопытствовал барон.
— Ясно чего: чтоб не бросал.
— Логично, — заметил Мюнхгаузен и стал пробираться через переполненный зал.
           Григорий Горин  “Тот самый Мюнхгаузен”

А бывает и наоборот – минор переходит в мажор, и это вызывает такое уважение… Я знала одну женщину – достаточно молодую, очень красивую, всегда милую, доброжелательную, источающую позитивные волны. Она не ныла и не жаловалась. Мы же, окружающие, периодически начинали ворчать, что не высыпаемся – или бурчали еще по какому-нибудь поводу. У нее же всегда было хорошее настроение. Я ей завидовала. А потом узнала, что у нее в жизни есть величайшая трагедия – ребенок-инвалид, частично парализованный…

 

Внешне Трагик трагиком не был. Достаточно крупный парень, похожий на кота – и он действительно очень любил котов. Иногда мне кажется – несмотря на то, что наше общество уже тысячелетия как вышло из первобытных времен, тотемные животные на каком-то глубинно-бессознательном уровне никуда не делись и продолжают с нами пребывать.

Тотемное животное – это то животное, с которым ты можешь себя отождествить. Которое тебя завораживает. Восхищает. Глядя на которое – замираешь душой и благоговеешь… Ну, или хотя бы просто коллекционируешь в виде фарфоровых собачек, постеров с волками или игрушечных бегемотиков… С этим животным тебя обычно соотносят и окружающие. Говорят, что ты ну очень похож на это животное. Иногда тотем словно бы проступает сквозь человека: и тогда за чертами внешности, за походкой и мимикой тебе мерещится некий зверь… Трагик был похож на кота.

Он был не то, чтобы полноватым – но каким-то мягким и округлым. Вкрадчивым. Это придавало ему особую сексуальность. Плюс ко всему у него были рыжеватые волосы и очень зеленые глаза. Эти глаза делали его по-своему красивым и более «кошачьим». Думаю, будь он котом, то среди кошек пользовался бы популярностью даже еще больше, чем в качестве человека среди человеческих женщин… Ему надо было петь в мюзикле «Cats»…. В общем, он был не только Трагиком, но и Котом.

Женщины к нему притягивались – но не задерживались. Сперва, по юности, его это как раз устраивало. Со временем стало тяготить. Ему было под 30, и он задумывался о семье. Нет, не задумывался – уже целенаправленно хотел. Два раза пробовал – жил гражданским браком. Оба раза отношения распались – девушки от него уходили. Женщины из Интернета испарялись еще быстрее…

Когда мы пообщались подольше и у Кота появился ко мне некий кредит доверия, он признался, что начинает сомневаться в себе как в мужчине. То есть боится, что не устраивает женщин именно как любовник. Извечный мужской страх – оказаться недостаточно «настоящим мужчиной»… Женщины обычно циклятся на килограммах и объемах груди, мужчины – на размерах члена и количестве подходов… У всех свои комплексы.

Не знаю, каким он там был любовником, наши отношения остались в рамках человеческого общения, приятельского контакта. Но думаю, Кот ошибался. Дело было просто в том, что он – не только Кот, но и Трагик. Эмоциональный фон его жизни постоянно граничил с депрессией. Он был грустен и трагичен. Уныл и печален. Его печаль была так глубока и всеобъемлюща, как может быть глубока и всеобъемлюще печаль, поселившаяся в сердце в самом начале жизненного пути. Чувствовался ребенок, недолюбленный мамой. Ребенок, которого постоянно бросали. И он не знает другого варианта взаимоотношений с женщиной – поэтому раз за разом ступает на одни и те же рельсы. Или, скорее, катается по замкнутому кругу…

В этом беда наших жизненных сценариев. «Сценарий» на то и сценарий, что жизнь начинает разворачиваться согласно нему. И если других вариантов во внутренней картине мира нет – то все время будет разворачиваться один и тот же, пускай – болезненный, но ведь привычный…  Не потому, что человеку от этого хорошо – просто он не знает, что может быть по-другому. Это как в анекдоте:

 

Советские времена. Снимается новый фильм, и его показывают товарищу Сталину.

— Расстрэлять, — говорит товарищ Сталин.

— К-кого?

— Актеров, массовку, рэжиссера, сцэнариста, гримеров…

— Н-но почему, товарищ Сталин?..

— Патаму что адин из актеров падазритэльно похож на таварища Сталина.

— А м-может, его просто п-перегримировать?..

— Да? Ну, или так!

 

Можно всю жизнь катиться по заезженной, мучительной колее и страдать, но при этом не понимать, что рядом есть совершенно другая колея, даже – другие колеи, их много – «выбирай на вкус»!

Трагик все время боялся, что его бросит женщина – и делал все, чтобы его действительно бросили. По крайней мере, если начинать совместную жизнь со слов:

— Я знаю, ты от меня уйдешь! – скорее всего, именно так оно и будет.

 

Я постаралась ему как-то помочь. Во мне, как говорит моя любимая наставница в психотерапевтическом мире, «включился помогальник».

Мы говорили о жизненных сценариях и установках. Он вроде как со мной соглашался, но при этом ничего менять не хотел. У нас установились приятельские отношения – мы периодически встречались, он рассказывал о своих успехах на любовном фронте – вернее, неуспехах… Я сочувствовала и утешала, мы снова говорили про его тяжелое детство, про то, как ему трудно довериться женщине и поверить в себя, и как же это можно было бы преодолеть… Но ничего не менялось.

И потом вдруг до меня дошло – он ничего и не хочет менять. Его вполне устраивает – быть Трагиком. Потому что если он перестанет им быть, то кто тогда будет его жалеть? Останется ли он тогда несчастным, брошенным, одиноким, ищущим женского сочувствия и участия?

Жизнь имеет право на любые оттенки и звучания. Это может быть гармонический мажор или мелодический минор. Можно быть трагиком – и ничего плохого в этом нет. Вот только если это добровольный выбор – на кого тогда жаловаться? Разве что только если на себя…

Ирина Соловьева «Пробегая по сайту знакомств»

Реклама

Об авторе irsol

Практикующий психолог (индивидуальная и групповая работа). Специалист по телесно-ориентированной психотерапии. Сертифицированный специалист по бодинамике. Специалист по Соматической терапии – Биосинтезу (сертификат 4-х летней программы по Соматической терапии – Биосинтезу (Международный институт Биосинтеза IIBS, Швейцария)). Также обучалась арт-терапии и использованию юнгианских методов в психотерапии. Член Российской Ассоциации Телесно-Ориентированных Психотерапевтов.
Запись опубликована в рубрике Очень ненаучное с метками , , , , , , , , , , , , , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s