«Как правильно расставаться», часть 1

Нас не учат правильно расставаться – никто и никогда. Книги и песни сообщают: «Расставанье – плохая примета, Ты меня никогда не увидишь». А то и вовсе: «Расставанье – маленькая смерть». Прямо в дрожь бросает! А кинематограф так просто спекулирует темой расставания. А что? Всегда трагично, всегда зрелищно; полный зал зрителей, заедающих всхлипывания попкорном, обеспечен…

Многочисленные психологические тренинги обещают раскрыть страшные секреты, прямо-таки засекреченную информацию: КАК СТРОИТЬ ОТНОШЕНИЯ. И непонятно, как человечество, до сего поколения не прошедшее этот курс и не обладающее такими познаниями, еще не вымерло, а даже наоборот – умудрялось любить и вступать в браки, не в пример прочнее и успешнее нынешних…  Правда, при этом «отношения» на женских и на мужских группах понимаются по-разному. Женскую аудиторию учат: «Как дотащить его до ЗАГСа так, чтобы по дороге не сбежал», «Как быстро и легко выйти замуж за мужчину своей мечты», «Как выйти за молодого, красивого, умного, богатого москвича, если ты – глупая, необразованная старая дева с пропиской в Верхних Грязищах» и т.д. А вот мужчин тренируют: «Как развести ее на секс на первом свидании», «Как соблазнить, не потратив ни копейки»… Представляете, что будет, если встретятся два выпускника таких курсов? Можно продавать билеты в первый ряд и делать ставки!

Но о расставании на таких тренингах, опять-таки, речь не идет. Разве что в искаженной и заведомо неправильной форме: «Девочки, давайте пожалуемся друг другу на своих бывших козлов и решим, кто из них козлее». «Мальчики, наши бывшие стервы попортили нам столько крови, что нам теперь можно все. Давайте сами будем портить кровь нашим новым стервам!»

В современном обществе нет культуры правильного расставания – здоровой модели завершения отношений. Она забыта. Мы не знаем, КАК правильно это делать. И расставание чаще всего проходит по двум неправильным сценариям:

1. Застревание в духе «Вини-Пух в норе у Кролика». И в отношения вернуться нельзя, и завершить их полностью не получается. Так, после официального развода супруги могут бессознательно чувствовать себя все еще женатыми. Остается только бухтеть, что «У кого-то слишком маленькие двери!» и ждать, когда «похудеешь». А ждать можно всю жизнь – если пассивно плыть по течению и ждать волшебных перемен.

Психологическая незавершенность отношений с предыдущим партнером не дает возможность строить новый союз. Мы общаемся не только вербально – словами. В любом разговоре происходит и неосознаваемый диалог двух Бессознательных. И ваше Бессознательное сообщает новому знакомому: «У меня уже есть отношения, я не готов(а) к новым». Даже если при этом вслух вы делитесь тем, что «уже 3 года как в разводе».

Признаки «застревания в норе у Кролика»:

  • «Застрявший» часто  упоминает в разговорах бывшего партнера. Не важно, в позитивном или негативном контексте. Это может быть пространный рассказ («Давай я еще раз расскажу, как мы с Машей 5 лет назад ездили кататься на лыжах») или упоминание вскользь («Я люблю кофе, а вот Маша пила только чай»). Главное, что «Маша» продолжает присутствовать в его внутреннем мире, поэтому и выскакивает в разговорах, как чертик из табакерки.
  • Сны – важная часть нашей субъективной, внутренней, реальности. Если «бывший» — частый гость в снах, значит, во внутреннем мире он не просто гость, а постоянный житель!
  • «Застрявший» постоянно сравнивает своего нового партнера с предыдущим, пусть даже в пользу нового: «Ты так вкусно готовишь, а вот у моей бывшей жены даже яичница подгорала». В действительности это «шпилька», адресованная бывшей жене: «застрявший» бессознательно хочет, чтобы рядом с ним сейчас была она и эту гадость про себя услышала. Так что если новый возлюбленный обеляет вас и очерняет предыдущую любовь, это – повод не для гордости, а для паники!
  • Также «застрявший» может видеть сходство нового партнера с предыдущим, причем даже если объективно этого сходства нет. Это называется механизмом «проекции»: на нового возлюбленного проецируется образ старого.

— Ты совсем как моя бывшая жена, любишь шоколад.

— Подожди, я не люблю шоколад…

— Вот-вот, ты совсем как она – тоже любишь спорить!

  • Поиск встреч под любым предлогом. Сам «застрявший» может искренне верить в правдивость этого предлога: «Я просто хочу показать бывшему мужу свой новенький красненький телефончик!»
  • В доме по-прежнему хранятся вещи предыдущего партнера, расставлены его фотографии. «Застрявший» не решается их убрать. А значит – партнер незримо продолжает тут присутствовать. Это бессознательное отрицание факта расставания.
  • С этим схож механизм бережного сохранения всех подарков: они хранятся, как экспонаты в музее, с трепетом и любовью. А значит, отношениям придается сверх-значимость.
  • Бывшие партнеры забывают, а то и специально оставляют друг у друга свои личные вещи. И тогда к отрицанию расставания добавляется желание все новых и новых взаимосвязей. Партнеры словно «завязываются шнурками» по-новой. Например, бывший муж, у которого уже новый брак, хранит в доме первой супруги домашний халат и тапочки. Он же приезжает навещать ребенка, и «ему так удобней»: он переодевается, играет с ребенком, смотрит телевизор… И это якобы называется «цивилизованными отношениями». По факту, он живет на две семьи, а бывшая жена вряд ли создаст новый союз – ей отведена роль «старшей жены в гареме».
  • И уж, конечно, яркий признак застревания – оговорки, когда новый партнер называется именем предыдущего. Значит, именно его видит сейчас рядом с собой «оговорившийся». Обычно это происходит в измененном состоянии сознания, когда ослабевает сверх-контроль: спросонок, после бокала вина, в постели…
  • Иногда «застрявший» начинает говорить про отношения в настоящем времени, а не в прошлом. Значит, он живет в прошлом, а не в настоящем! Прошлое заменило собой его настоящее… «Мой муж» вместо «бывший муж» и т.д. На первых порах, особенно если расставание было неожиданным, это закономерно. Например, в случае неожиданной смерти близкого человека. Но приходит время, и трагедию нужно признать, какой бы болезненной она ни была. Ведь отрицая настоящее, человек лишает себя будущего…
  • Бывают случаи, когда, вне зависимости от времени разрыва, именем некогда дорогого человека называют своего ребенка. Значит, он дорог и сейчас. Более того, это бессознательное желание иметь ребенка именно от него!
  • «Застрявший» всегда говорит о своем бывшем эмоционально. Не важно, будь то положительные или отрицательные эмоции. Важно, что они поддерживают внутренний накал, внутренний комплекс напряжения. Пока эмоции не прожиты и не пережиты, завершить отношения невозможно. Иначе это – попытка собрать цветы, не сажая семена и не ухаживая за растением…

2. Отсекание отношений: «Кактус между нами!» Резкий разрыв, отрицание всего хорошего, что было в отношениях (а оно было, иначе бы они не просуществовали и дня). При этом происходит непременная демонизация партнера: он превращается в Лох-Несское чудовище, которое никто не видел, но все знают, что оно есть и что оно неимоверно ужасно. За этим стоит защитный психологический механизм – обесценивание. Если партнер обесценен, то разрыв с ним проходит легче… якобы. В действительности это облегчение – иллюзия. Попытка спрятать голову в песок, не решающая проблему, дающая ложную защиту.

Резкое прекращение контакта не дает возможность правильно его завершить. Во внешнем пространстве контакт может прерваться за мгновение, но во внутреннем пространстве он завершается месяцы. Не случайно траур носится определенный срок.

А кроме того, при «отсекании» страдают и новые отношения. Ведь от старых отношений остался непрожитый негатив, как в анекдоте: «Ложечки нашлись, но осадочек-то остался». И этот негатив рано или поздно начнет разрушать нынешние отношения! Здесь действует все тот же механизм проецирования и замещения: чтобы разобраться со старым партнером, «отсекающий» начинает проецировать его образ на нового партнера. Как и в предыдущем случае, чувства и претензии к новому партнеру на самом деле адресованы старому.

Признаки «отсекания»:

  • Бывший партнер не упоминается вообще. Как будто не было ни его, ни отношений с ним. И это вновь механизм отрицания – только отрицается прошлое, а не настоящее. Новый супруг может неожиданно узнать, что его благоверная уже была замужем. Сюрприз! Только вот правду она пыталась скрыть не от нового супруга, а от себя самой…
  • «Отсекающий» уверяет, что бывший партнер ему абсолютно безразличен и по отношению к нему нет никаких чувств. Это неправда: какие-то чувства есть. В ситуации расставания могут быть «грусть, что не сложилось», разочарование, обида, печаль и т.д. И это – нормально. Но безразличия быть не может.
  • При упоминании бывшего партнера кем-то извне, «отсекающий» взрывается: проявляет неожиданную вспышку гнева. Таким образом идет переход из одной крайности в другую: за внешним безразличием и игнорированием на самом деле скрывается ярость.
  • Бывший больше не называется по имени или по подобающей степени родства. Вместо «бывший муж» возникает «отец моих детей». А то и вовсе обезличенное «этот человек»… Так идет отрицание какой-либо взаимосвязи.
  • Переход с «ты» на «Вы». Это попытка увеличить дистанцию, вот только попытка неправильная. Безусловно, при расставании нужно увеличивать дистанцию, вот только другими путями. Бывают необратимые перемены: бабочка не превратится обратно в куколку. И если переход на «ты» состоялся, то возвращение к «Вы» напоминает неожиданно вынутую из кармана фигу: «А вот посмотри, насколько ты мне безразличен! А вот помучайся!» Это попытка причинить боль своей дистантностью…
  • «Отсекающий» может общаться со своим бывшим только через посредника, к прямому взаимодействию он не способен. Через адвоката, родственников и друзей, а то и – через общего ребенка (последнее особенно ужасно – для ребенка).
  • Из дома выкидывается все, что может напоминать об отношениях: все подарки, совместные покупки, фото и т.д. А ведь эти отношения были частью жизни, некогда важной частью. Пытаться избавиться от воспоминаний – пытаться вычеркнуть часть жизни. А жизнь это не прощает…
  • Демонстративно игнорируя «отсеченного» партнера, «отсекающий» все же продолжает ему нечто адресовать, только не напрямую, а косвенно. Делая вид, что это – случайность, и демонстративность тут вообще не при чем. В наше время это удобно делать через социальные сети: выкладываешь фото и всячески показываешь свое «счастье и успех» якобы нейтральным знакомым. А на самом деле эта акция адресована твоему бывшему. Чтобы понял, какое счастье упустил, и всю жизнь жалел! Также подобные демонстрации ведутся через общих знакомых и даже через ребенка:

— Ты рассказал своему отцу, какую шубу мне подарил мой новый ухажер?

Это 2 основных негативных сценария расставания и их признаки. Какова же здоровая модель завершения отношений? Читайте про это в следующем номере.

Ирина Соловьева – практический психолог, тренер АТОП, преподаватель ИПиКП, МИАПП.

Реклама

Об авторе irsol

Практикующий психолог (индивидуальная и групповая работа). Специалист по телесно-ориентированной психотерапии. Сертифицированный специалист по бодинамике. Специалист по Соматической терапии – Биосинтезу (сертификат 4-х летней программы по Соматической терапии – Биосинтезу (Международный институт Биосинтеза IIBS, Швейцария)). Также обучалась арт-терапии и использованию юнгианских методов в психотерапии. Член Российской Ассоциации Телесно-Ориентированных Психотерапевтов.
Запись опубликована в рубрике Статьи. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s